Харьковский форум помощи животным
20 Апрель 2018, 12:50:25 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости: Посмотрите правде в глаза - в Харькове нет приюта!! "Что находится за забором собачьего "рая""?
 
   Начало   Помощь Поиск Связаться с администрацией Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Когда человек собаке – волк (статья в газете)  (Прочитано 1936 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Ludmila_Flush
Группа помощи животным
Опекуны
Ветеран
***
Offline Offline

Сообщений: 2705



« : 15 Август 2010, 18:26:01 »

Инна ГРИГОРЬЕВА Фото Станислава КОННИКОВА. Когда человек собаке – волк -
15.08.2010
 
Отношение людей к домашним и беспризорным животным становится все более жестоким. А ведь можно и по-другому.
На прошлой неделе по Первому российскому каналу сообщили, что в ответ на принятые властями новые правила содержания животных в приютах известные артисты, художники, ученые написали открытое письмо Дмитрию Медведеву. Это письмо – протест против введения эвтаназии (усыпления) собак в приютах, если в 10-дневный срок после отлова не нашелся прежний или новый хозяин. Их поддержали зоозащитники, и есть надежда, что российские власти пересмотрят свое «гуманное» решение.
В Украине же проблем несравнимо больше. И в отношении домашних, и в отношении опекунских, и уж тем более, беспризорных собак и кошек. Ведь у нас уже давно уничтожают отловленных животных, и никто никаких терминов не придерживается. Отловили бородянские «гицели», завезли в приют, и с концами! И Закон Украины «О защите животных от жестокого обращения» не работает.
Д омашние «любимцы»
За то, что произошло две недели назад на улице Медовой, «хозяева» Нелли, если бы были гражданами европейской страны, получили бы срок тюремного заключения или заплатили бы многотысячный штраф. Зоозащитники подали бы в суд, и тупая жестокость была бы наказана. У нас по таким поводам в суды никто не обращается – смысла нет. За прошлый год суды Украины вынесли … один приговор за жестокое обращение с собакой, и «хозяин» отправился на несколько месяцев на исправительные работы. Для сравнения: в Польше, за тот же период было вынесено 60 тысяч подобных судебных решений.
Нелли, как потом выяснилось, имевшая «хозяев», постоянно находилась на территории складов некой фирмы, и сотрудники, регулярно кормившие собаку, считали ее бездомной. Об этом «Газете…» рассказала Лайти Мисриханова-Бирюкова, волонтер Молодежной лиги защиты животных. Она, как и остальные ее коллеги, опекала зверя. Даже кличку собаке дали – Складочка (за выразительные складочки на лбу).
Когда заметили, что собака ждет щенков, решили ее стерилизовать – срок беременности небольшой, а пристраивать потом дворняжистых детей очень проблематично. Договорились о стерилизации, а когда начали ее искать, оказалось, что собака находится на соседствующей со складами территории частного дома, что у нее есть хозяева и зовут ее, оказывается, Нелли. «Хозяева» от стерилизации отказались и заверили волонтеров, что щенков вырастят и пристроят. Однажды утром девушки узнали, что Нелли родила малышей. Конечно же, сразу побежали посмотреть на них.
Когда приблизились к двору, увидели мечущуюся завывающую Нелли. И свежеутоптанный песок. Из него торчала мордочка. Да, уважаемые читатели, извините за натурализм, но восемь новорожденных щенков закопали. Закопали живьем. Вот только яму поглубже вырыть поленились, и отчаявшаяся мать почти вырыла одного. Лайти стала раскапывать эту «братскую» могилу. Достала одного – он еще дышал. Вытащила и второго (он, правда, умер на следующий день). Остальных выкапывать не было смысла – они были уже мертвы…
В начале года читатели «Газеты…» прислали мне фотообъявления, висевшего на двери подъезда одного из киевских кооперативных домов, где правление сообщало жильцам, что канализация не работает по причине забитости новорожденными щенками. Я глазам своим не поверила. Выпила валерьянки и совершила профессиональное преступление – удалила письмо. Знаю, нельзя было этого делать, но хранить подобный «документ» не хватило мужества. Надеялась, что это единичный случай, и что это совершили психически больные люди. С того момента прошло время, и теперь я вижу – «хозяйская» жестокость бывает страшнее, чем жестокость «гицелей». 
Волонтерские приюты – «бельмо на глазу» у чиновников
Ситуация с беспризорными животными еще более критичная. По распоряжению киевской мэрии (которое никто пока не отменял!) ловцы КП «Приют для животных» не имели права трогать собак, опека над которыми оформлена через «Центр идентификации животных», о чем свидетельствовали красные ошейники. Опекунские звери были стерилизованы, их кормление, лечение и своевременная вакцинация – ответственность опекуна. Ведь смысл программы стерилизации, принятой горадминистрацией, сводился к схеме: собак отлавливают, стерилизуют и пока возвращают на места обитания. Благая инициатива, пустив два-три пузыря, благополучно утонула. Стерилизация на муниципальном уровне прекратилась, и бездомные собаки продолжали стихийно размножаться.
Их, сколько могли, принимали к себе приюты общественных организаций. Но всех забрать к себе они, естественно, не могли – перенаселенность волонтерских приютов общеизвестна. И объясняется она тем, что власти не построили ни одного, хотя и обещали.
А теперь смотрите, что получилось. Как сообщил «Газете…» информированный источник, сейчас на Оболони и в Деснянском районе идет тотальный отлов всех подряд хвостатых-усатых. Согласно распоряжению горадминистрации, на отлов должен быть официальный вызов от юрлица с обязательной предоплатой. И хотя, по словам волонтеров, директор бородянского приюта Ольга Дроздова это отрицает, ловцы хватают всех подряд, зачищая город. Всех везут в бородянский концлагерь и уничтожают (вспомните, от чего пришли в ужас российские любители животных!). В то же время, чтобы запугать общественные организации, началась глобальная проверка пироговского приюта общества защиты животных «SOS». По словам президента общества Тамары Тарнавской, например, требуют отчитаться, от кого приют получает финансирование и куда тратит эти деньги (в которых от города нет ни ломаного гроша), есть ли лицензия на содержание животных, на каком основании приют принадлежит обществу, каким путем животные попадают в приют и т. п. Но чинуши не могут не знать, что в 1997 г. распоряжением городского головы Александра Омельченко территория закрытой накануне «живодерки» передана обществу защиты животных в безоплатную аренду на 49 лет. По словам Тамары Тарнавской, в перспективе – уничтожение и самих приютов, так как пани Тамара уже видела перечень нормативно-правовых актов по вопросам защиты животных от жестокого обращения от 25.07.10 № 1585-р, утвержденный распоряжением правительства, где разным ведомствам предписано до 1 октября разработать и утвердить ряд положений и постановлений. Среди них положения «О приютах для животных», «Об утверждении ветеринарно-санитарных требований содержания животных в приютах…» и т. п.? Ведь, не имея никакой помощи от государства, приюты действительно задыхаются, и, введя жесткие европейские нормы, можно будет их попросту закрыть, оставив только образцово-показательный бородянский концлагерь с побеленными бордюрами и подстриженной травкой, где ежедневно десятками гибнут собаки и кошки? Вот только куда отправятся тысячи животных, живущие сейчас в волонтерских приютах? Их «не жестоко» усыпят?
 
ПРИЮТ «SOS» ПЕРЕНАСЕЛЕН. ЕСЛИ ВЛАСТИ
ЕГО ЗАКРОЮТ, ЧТО будет С ТЫСЯЧЕЙ СОБАК, МНОГИЕ ИЗ КОТОРЫХ – ТРЕХЛАПЫЕ ИЛИ ОДНОГЛАЗЫЕ ИНВАЛИДЫ?
А можно иначе
В этом вопросе не надо изобретать велосипед – есть опыт ближайших соседей. В Польше, где положение с бродячими животными было не лучше, чем у нас, навели порядок именно благодаря контролю общественности и волонтеров. Чтобы не быть голословными, мы встретились с известной зоозащитницей Иоанной-Биниендой Горжиньской, работавшей в общественной организации «Fundacja Azylu pod Psim Aniotem», имеющей приют в Варшаве.
– В Польше нет бездомных животных в городах, хотя в сельской местности эта проблема решена не полностью. Но в 2006 г. 500-600 зоозащитных фундаций (общественных организаций) объединились в неформальную коалицию, и сейчас она – большая сила. Именно коалиция доносит до чиновников требования «снизу», а до обычных граждан – основы гуманного сосуществования с животными. И если есть проблема, коалицианты решают ее вместе с государством. Через интернет люди быстро реагируют на любой сигнал – лежит ли на дороге сбитая машиной собака, или потерявшемуся псу нужен временный дом. И быстро находят решение – собирают деньги, находят новых хозяев.
В Польше закон по защите животных был принят в 1997 г. Но мы уже подготовили поправки к нему (например, запрет держать домашних собак на цепи – только в вольерах, обязательно стерилизовать не используемых в племенном разведении и др.), и осенью наш парламент примет эти изменения и дополнения. (Г-жа Тарнавская использовала пункты польского закона для подготовки проекта Закона Украины «Против жестокого обращения с животными», и, по ее словам, если он работал бы хотя бы на 80%, проблема бездомных животных была бы решена. – Ред.). Я слышала, что в Украине суды не выносят обвинительных приговоров по жестокому обращению с животными. И это возмутительно! Мы в подобных случаях сразу обращаемся в суд, и он наказывает и жестокого «хозяина», и чиновников.
В 90-х годах, до принятия закона, в Польше тоже уничтожали животных, и работали «гицели». Но люди (не только волонтеры!) решили: «гицель» – не помощь в решении проблемы, это – только смерть для животного. И акции под мэриями, собиравшие пол-Варшавы или пол-Лодзя, очень быстро дали результаты. Но у нас чиновники не могут отмахнуться от обращений граждан – мы тут же обратимся в суд, и они будут оштрафованы. Именно благодаря общественным организациям Польша решила проблему стерилизации и дальнейшей передержки животных. Кстати, если у кого-то из волонтеров возникает проблема, например, заканчиваются деньги на содержание животных, достаточно позвонить на телевидение или радиостанцию, и вам тут же бесплатно выделят эфирное время, чтобы обратиться к гражданам за помощью. А на следующий день будет стоять очередь из желающих дать деньги или продукты. Под Варшавой есть государственный приют Палюх, и там когда-то работала «фабрика смерти». Но чиновники не выдержали протестов общественности, и теперь там животных не убивают. Более того, каждый день оттуда забирают непородистых собак, и порядка 80% поступающих животных быстро отправляются к новым хозяевам. В Польше очень модно брать собак из приюта. А стерилизация – это приоритет всего общества.
Что касается финансирования, то, например, бюджет Палюха – 4 млн злотых (около 2 млн грн. Для сравнения: на убийство собак в Бородянке ежегодно из денег налогоплательщиков выделяется 4 млн грн. – Ред.). Этих денег хватает на то, чтобы стерилизовать всех, кто туда попадает, поставить чип и провести вакцинацию. Они выделяются из бюджета мэрии. Как и на работу экологических патрулей. Если у вас во дворе лежит собака, и вы не знаете, что с нею делать, вы звоните им, и через час ее заберут, устроят и окажут ветеринарную помощь.
И еще в Польше есть принцип «1%». Заполняя декларацию о доходах, каждый гражданин может указать, на что следует направить 1% его налогов – на помощь сиротам или приюту для бездомных собак. Так что фундации получают не только помощь от мэрии, но и от обычных граждан.
«Газета...» Чиновничье бездушие и наша жестокость – явления одного порядка. Но ведь есть же опыт стран, где к животным относятся действительно гуманно. Жаль, что нашим тварям так не повезло – родиться не там и не в том времени.
Записан

Присоединяйтесь к "урокам доброты"! - http://zoohelp.org/forum/index.php?board=1539.0
denis_k
Главный администратор
Постоялец
*****
Offline Offline

Сообщений: 247



« Ответ #1 : 29 Август 2010, 22:17:45 »

Хорошая статья... А за страну правда обидно...
Записан

Обидеть админа может каждый... А вот успеть извиниться - нет
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2009, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!